remote perm
#житьинтересно

Remote Perm: 100 минут от кладбища к облакам

Любой текст об этом спектакле (квесте, экскурсии, променаде – сложно подобрать определение к этому действу) можно посчитать спойлером. Потому что даже малейший намек на то, что делают в нем его участники-зрители, купившие билеты, сразу уменьшает накал интриги.

Но, черт возьми, так хочется рассказать о пережитых ощущениях и эмоциях! Постараюсь сделать это, по возможности, не раскрывая все карты. Итак…

Время действия: жаркий июльский вечер 2018 года.

Место действия всего спектакля: Пермь.

Место действия первого акта: историческая часть города – храм Успения Божией Матери и Егошихинское кладбище.

Место действия последнего акта: крыша высотного дома с видом на Каму.

Действующие лица: 50 человек, купивших билеты на интригующий проект Пермского оперного театра.

За несколько минут до начала каждый участник получает реквизит: наушники, в которых звучит умиротворенная музыка, а искусственный голос просит расслабиться и немного подождать – действие начнется через несколько минут.

Действие начнется через несколько минут

Мы терпеливо ждем. Рассматриваем храм. Он очень красив. Сейчас меня начнут преследовать совпадения и знаки.

Начальная точка - Храм Успения Божией Матери
Remote Perm. Начальная точка — Храм Успения Божией Матери

И вот первый знак: мы живем в семи минутах ходьбы от этого места, а пришли сюда впервые. Нам всё интересно: церковь, ухоженные могилы священников во дворе, памятник жертвам политических репрессий чуть поодаль…

Мимо нас проходят люди, неспешно гуляющие здесь. Кладбище как место для прогулок? Это странно, но интересно.

И вот пять десятков зрителей надевают наушники и становятся участниками променад-спектакля REMOTE PERM!

Кладбище

Женский голос робота Милены разговаривает с нами. Он будет вести нас. Буквально. Вести по маршруту, рассчитанному на 100 минут нашей жизни, которые мы проведем в этой «стае». Да, голос дал нам именно это определение. И как любая стая, мы будем подчиняться вожаку – голосу или вожаку – кому-то из нас, идущему впереди. Мы будем сопротивляться этой формулировке, но будем действовать, как стая. Стая, где каждый в глубине души ощущает себя одиноким волком, которого ведет внутренний голос, звучащий в наушниках.

Мы идем по кладбищу. Оно кажется заброшенным. Это очень старое кладбище, находящееся почти в центре Перми. Здесь давно никого не хоронят. Надписи на надгробиях датированы позапрошлым и серединой прошлого века. Здесь есть могилы довольно известных в городе людей, которые, по всей видимости, немало сделали в свое время для Перми. Потому что на некоторых поворотах от основной дорожки стоят указатели: «Тропинка к могиле поэта такого-то» или «доктора такого-то».

Но, повторюсь, здесь царят заброшенность и запустение. Крапива высотой по пояс. К большинству могил просто не пробраться. Густой лес вокруг. По указанию голоса искусственной Милены мы останавливаемся у надгробий. Каждый выбирает свое. Я стою у могилы, в которой похоронен доктор медицины, скончавшийся в 1917 году. Милена призывает нас представить свою смерть и свой памятник.

И это второе совпадение. Несколько месяцев назад почти то же самое меня просили сделать в психологической группе. Тогда я представила свою смерть и начала рыдать. И сейчас еле сдержалась.

Как долго хранится память о человеке, о среднестатистическом человеке? Судя по этому кладбищу, недолго. И снова совпадение: спустя несколько лет, именно в этом мае я попросила папу провести меня по всем могилам моих предков – бабушек, прабабушек, дедушек – всех тех, кого я застала живыми. Могилы некоторых из них, к сожалению, тоже уже ветшают. Надо ли с этим что-то делать? Есть смысл задуматься.

И еще одно совпадение: буквально днем перед спектаклем я изучала труды популярного сегодня психолога Берта Хеллингера (изучала для работы), чей метод семейных расстановок как раз основан на памяти рода. Он утверждает, что на глубоком бессознательном уровне мы связаны в единое целое с нашими родителями, бабушками и дедушками, прабабушками и прадедушками – с теми, кто жил раньше и принадлежал к нашему роду.

Пожалуй, отвечу на свой вопрос, заданный выше, пока я помню о своих предках, я буду ходить на их могилы. И постараюсь рассказать о них последующим поколениям моей семьи, чтобы и они помнили – хотя бы с моих слов.

Храм Всех Святых г. Перми - здесь мы вышли с кладбища
Храм Всех Святых г. Перми — здесь мы вышли с кладбища

Стая вышла из леса

Итак, где-то в середине девятого вечера группа из 50 человек в наушниках стройной вереницей выходит с кладбища. То еще зрелище. Я обещала не рассказывать всего. Не буду. Скажу лишь, что из темноты заросшего и тихого места, почти леса, мы попали в царство света, звука, ароматов, денег, желаний, вожделений, реализации материальных мечтаний – конвейер ощущений, предметов, людей…

Мы были здесь одновременно и зрителями, и актерами. Проходившие мимо люди тоже невольно были вовлечены в наш спектакль, даже не подозревая об этом. Но только наша стая была носителем тайного знания того, что здесь на самом деле происходит, потому что у стаи был вожак – голос в наушниках.

Лестница у торгового центра как зрительный зал, тротуар, по которому ходили покупатели магазина, - сцена, автостоянка и въезд на подземную парковку - декорации... Проходящие мимо люди кто смущался, стараясь пробежать мимо нас побыстрее, кто улыбался, кто делал вид, что не видит 50 человек в наушниках, стоящих на лестнице у служебного входа.
Remote Perm. Лестница у торгового центра как зрительный зал, тротуар, по которому ходили покупатели магазина, — сцена, автостоянка и въезд на подземную парковку — декорации… Проходящие мимо люди кто смущался, стараясь пробежать мимо нас побыстрее, кто улыбался, кто делал вид, что не видит 50 человек в наушниках, стоящих на лестнице у служебного входа.

Голос, который в середине пути трансформировался в мужской и стал Юрием. Юрий, несмотря на свою искусственность, был не лишен чувства юмора и иронии. Когда мы вышли из трамвая, например, он попросил нас помахать уходящему трамваю вслед и озвучил это наше движение: «Пока, пока! Идите у черту, чужаки!» Стая засмеялась. Люди, стоящие на остановке, ничего не поняли. Но мы-то знали…

Мы в католическом костеле...
Remote Perm. Мы в католическом костеле…

По ходу нашего движения мы аплодировали, размахивали руками, бежали стометровку, сидели в костеле, дергались под рок-н-ролл в трамвае, шли маршем протеста, пели, танцевали вальс на площади перед оперным театром, смотрели в воображаемые бинокли. Со стороны, наверное, казалось, что сумасшедший дом вывел подопечных на прогулку.

...в трамвае. Нас 50 человек, кондуктор один. Ехать одну остановку. Кто не успел оплатить проезд?
…в трамвае. Нас 50 человек, кондуктор один. Ехать одну остановку. Кто не успел оплатить проезд?

Но нам было все равно. Ведь мы стая, мы банда. Нас много. Нам многое позволено. И мы – носители тайной информации.

Наши руки, как бинокли
Remote Perm. Наши руки, как бинокли

Лестница жизни

А потом была лестница. Высокая лестница. С поворотами на каждом этаже. Мы поднимались по ней под голос Юрия, который напоминал нам о том, как течет наша жизнь. Нижние этажи – детство. Мы полны сил, энергии, желания двигаться вперед. Чуть выше – мы подросли, у нас еще многое впереди. Дальше – мы взрослеем, набираемся мудрости. Но с каждой ступенькой-годом у нас все меньше остается сил. Мы уже еле передвигаем ногами, у нас одышка, но мы карабкаемся вверх. И попадаем… Прямо к облакам!

Мы в конечной точке. Вид на Каму
Remote Perm. Мы в конечной точке. Вид на Каму

Мы на самой высокой точке маршрута – на крыше высотного дома. Отсюда открывается обалденный вид на Каму, на старый город, на речной вокзал. Здесь красивейший закат. И совсем не хочется думать ни о кладбище, которое было в начале пути, ни о конвейере денег и материальных желаний, ни о лестнице-жизни, которая отняла довольно много сил. Здесь, в облаках, хорошо. Легко и спокойно. Занавес.

Действующие лица и исполнители. Наша группа. Это фото из группы проекта vk.com/remoteperm
Remote Perm. Действующие лица и исполнители. Наша группа. Это фото из группы проекта vk.com/remoteperm
Remote Perm

Для справки: Remote Х — это авторский проект берлинской театральной команды Rimini Protokoll, который придуман уже для более чем трех десятков городом мира. Он разработан и с успехом реализуется в Берлине, Сан-Паулу, Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке, Абу-Даби, Лондоне… С 2017 года свой маршрут для Remote X авторы разработали и для Перми в рамках Дягилевского фестиваля.

Этот проект можно обозначить как:

• променад-спектакль в декорациях городских улиц
• экскурсия-квест под управлением искусственного интеллекта
• творческий эксперимент, напоминающий компьютерную игру в городских реалиях
• популярный аттракцион о свободе и мироздании
• перформанс о восприятии себя в городском пространстве в режиме стерео.

Проект Remote X ставит вопрос о значении искусственного разума для городов будущего, о «музыке» города в настоящем; о частном и общественном; о жизни и смерти; о стереотипах и новаторстве.

Фото: Александр Петров и из группы проекта

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *