открытка 1960 г. Худ. Низовая
Открытки

«Открытка – визитная карточка времени»

Это очень точное, на мой взгляд, определение сути открытки дал очень уважаемый и авторитетный в филокартии человек – главный редактор журнала любителей открыток «Жук», президент Санкт-Петербургского клуба любителей открыток, автор десятков статей по истории открыток, доктор психологических наук, профессор Виталий Петрович Третьяков.

Кроме всего прочего, Виталий Петрович создал в Питере интересный Детский музей открытки и издал несколько монографий по теме филокартии.

В одном из интервью с Третьяковым, где он рассказал о своем Детском музее открыток в Санкт-Петербурге, нашла мысль о сути коллекционирования открыток, очень близкую мне. Как сегодня принято говорить — «откликнулась» мне эта мысль:

«Открытка дает мне толчок в познании истории… Коллекционер — это человек, обуреваемый целью. Я четко понимаю и разделяю: в коллекционировании есть рефлекс цели и желание получить знание. Во мне преобладает желание получить новое знание о предмете, об открытке… Я смеюсь иногда над коллегами: «Вы собираете не открытки, а бумажные уголки!» То есть не истории, а «картонное поголовье». Когда главное не информация, а состояние «объекта» и цена».

Мне иногда в комментариях пишут, видимо, глядя на состояние открытки на сканах, которые я выкладываю, что, мол, не коллекционное оно (состояние). А я отвечала и буду отвечать: меня не волнуют ни пятна, ни заломы. Мне важна возможность увидеть, изучить открытку.

1956 г. Фото И. Голанд. Москва. Памятник Пушкину
1956 г. Фото И. Голанд. Москва. Памятник Пушкину

Чем я руководствуюсь при покупке ретро-открытки:

1. Тематикой. Если это рисованная открытка, если меня хоть чем-то зацепил рисунок, даже если это не сюжетный рисунок, а простой натюрморт или даже плакат, я начну изучать оборотную сторону карточки.

1950 г. Худ. Виктор Корецкий, известный художник-плакатист. А изображенный человек, требующий мира, мне показался удивительно похожим на артиста тех лет Бориса Чиркова, того самого, что снимался в "Юности Максима" и в "Возвращении Максима" и еще в десятках замечательных советских фильмов.
1950 г. Худ. Виктор Корецкий, известный художник-плакатист. А изображенный человек, требующий мира, мне показался удивительно похожим на артиста тех лет Бориса Чиркова, того самого, что снимался в «Юности Максима» и в «Возвращении Максима» и еще в десятках замечательных советских фильмов.

2. На оборотной стороне обращу внимание на год издания. Если это 50-60-е годы – это уже 70% того, что открытку я возьму.

1947 г. Мало того, что год издания очень ценен, так здесь еще и написана дата, в которую я родилась, только спустя пару десятков лет. Так что не взять эту, хоть и сильно поврежденную, открытку я не могла
1947 г. Мало того, что год издания очень ценен, так здесь еще и написана дата, в которую я родилась, только спустя пару десятков лет. Так что не взять эту, хоть и сильно поврежденную, открытку я не могла

3. Автор рисунка. Художников «с именем», то есть тех, кто популярен у филокартистов, можно по пальцам пересчитать и их стиль узнаваем, даже не переворачивая открытку на оборотную сторону. Другое дело имя, которое тебе неизвестно. Вот зацепила картинка на открытке, а имя автора, указанное на обороте, ты видишь впервые. Это же повод найти информацию о нем, посмотреть другие работы, изучить предмет, что называется.

4. Издательство. Самые популярные издательства, конечно, Изогиз, Издательство Министерства связи СССР, «Советский художник», «Плакат». А когда попадается издательство какой-нибудь союзной республики или еще какое-то тебе неизвестное, это ж сова повод «рыть» информацию и узнавать что-то новое.

1949 г. Худ. Л. Столыгво. Воениздат Министерства Вооруженных сил СССР
1949 г. Худ. Л. Столыгво. Воениздат Министерства Вооруженных сил СССР

5. Цена. У тех открыток, что покупаем мы с мужем, цена обычно довольно приемлемая. До недавнего времени «приемлемой» была цена до 200-300 рублей. Все, что дороже, мы покупаем, уже тщательно взвесив все «за» и «против». В данном случае состояние очень даже важно.

Если открытка очень нравится, но цена у нее заоблачная, мы не берем, хоть и очень хочется. «Заоблачная» — это когда за подписанную открытку, изданную в 50-е годы, не самую редкую, но в хорошем состоянии, человек просит от 500 и выше рублей. И уж тем более никогда не куплю даже самую редкую открытку за 5000, а то и за 25000 рублей «в отличном» состоянии. Как бы трепетно я ни относилась к своему хобби, но открытка, тем более чистая, не помятая, без загибов и заломов – это прежде всего кусочек картона.

Хотя, конечно, за адекватную цену могу поменять имеющуюся у меня потертую открытку на такую же, но в более приличном состоянии.

1956 г. Худ. Акимушкин
1956 г. Худ. Акимушкин

1959 г. Худ. Семенов
1959 г. Худ. Семенов

1954 г. Худ. Фишер. Это же настоящие свидетели истории и визитки времени!
1954 г. Худ. Фишер. Это же настоящие свидетели истории и визитки времени!

Так что теперь, прочитав интервью уважаемого в мире филокартистов человека, я еще раз поняла, что мой подход к коллекционированию открыток не такой уж и дилетантский. Не «картонное поголовье», а «визитная карточка времени» — вот что для меня открытка.

Поделиться ссылкой: